Главная | Завещание мэтра мюссара зюскинда

Завещание мэтра мюссара зюскинда

Удивительно, но факт! Манна и многих других писателей невозможно составить полное представление об их творчестве.

Адорно делает вывод о парадоксальности нынешнего существования литературы, которая, с одной стороны - не может, не имеет морального права существовать, а с другой — не может не существовать, так как на это она также не имеет права. Разрешением этого парадокса, по мысли франкфуртского философа, и должно быть экстравагантное существование литературы — в форме самоотрицания, саморазоблачения, самодеструкции, ибо только так оно может "моделировать" реальное состояние современного человека и человечества.

Вот почему искусство, просто-напросто покончившее с собой, устранившее себя перед лицом кошмаров Освенцима и Дахау, совершило бы моральное преступление: Западногерманская литература второй половины х — начала х годов оказалась весьма восприимчивой к идеям "новых левых".

Их проникновение в литературу походило на стихию, внезапно нахлынувшую и разом поглотившую литературный процесс, что во многом формировало творчество вступавших в литературу молодых писателей и оказывало влияние на уже сложившихся мастеров Г. Эстетика "новых левых" сводилась к отрицанию традиционного реалистического искусства и литературы. Искусство, по словам Г. Маркузе, должно было "очищать и растворять то, что непримиримо, несправедливо, бессмысленно в жизни. Поэтому истинные художники нашего времени направляют свой бунт против существования искусства вообще".

Удивительно, но факт! Он также поймет, что человек - это всё же не остров, а как минимум часть архипелага.

Революция, по уверениям Г. Отрицание прежней литературы под флагом "новых левых" осуществлялось на практике по двум направлениям: Между этими тенденциями, в виде своеобразного моста между ними, помещалась сплотившаяся вокруг Дитера Веллерсхофа Dieter Wellershoff, p.

Зюскинда "Парфюмер" ощущения главного героя, с помощью которых он познает и воспринимает реальность, сужены до рамок обоняния. В то же время западногерманская литература этих лет провозглашает смерть литературы.

В связи с этим, важнейшим жанром литературы на современном этапе становится публицистика. Интересно отметить, что рассказы Зюскинда "Завещение мэтра Мюссара", "Сражение", "Тяга к глубине" и его наблюдение "Литературная амнезия", а также пьеса "Контрабас" и эссе "Германия, климакс" тоже были впервые изданы на страницах журналов. На страницах журналов разворачиваются дискуссии, в том числе о назначении литературы, о необходимости ее в современном обществе.

Одновременно с этим речь идет о глубоком кризисе критики. Петер Шнейдер Peter Schneider, p. Читатель часто слишком доверчив и личность критика для него порой важнее, чем его аргументы. Отношение между критиком и читателем строится на эмоциональном доверии, в то время как "большая часть критики - это лишь перечисление впечатлений, полученных от чтения произведений".

Язык критики "не в состоянии развивать ход мысли и четко ее выражать", что является показателем "небрежности критика в построении своей критики". Шнейдер с недовольством указывает на такие черты рецензий Райнхарда Баумгардта, Ганса Майера, Гельмута Хайсенбюттеля, Гюнтера Блекера и Марселя Райх-Раницкого как отсутствие собственной концепции, тщеславный стиль письма, едва обнаружимые принципы суждения [см.

Мартин Вальзер Martin Walser, p. Этот критик знает наверняка, что диктаторство его позиции развивает в нем тщеславие и манию величия и этим наслаждается" [цит. Известный критик Марсель Райх-Раницкий подтверждает существование спора, соперничества между художником и критиком, отмечая: Рецензент борется за или против книги, литературного направления" [цит.

Удивительно, но факт! Не реальный мир, но его отражение в сознании героя интересует автора, причем отражение, которое в силу сугубо субъективных способов выражения его, в полной мере может расшифровать только сам автор, знакомый с реалиями ассоциативного потока.

Зюскинд не остается в стороне от этой полемики между художником и критикой. В рассказе "Тяга к глубине" он четко выражает свое негативное отношение к критике, к ее стремлению судить и пытаться таким образом изменить художника. Согласно культу чувственного экстаза, провозглашаемого "новыми левыми" на передний план выходят такие конкретно-чувственные формы антиискусства, как поп-музыка или хэппенинг, который к концу х годов представляет собой любой совершенный в публичной обстановке эксцентричный поступок, содержащий протест или вызов.

Зюскинда "Контрабас" музыкант собирается совершить такой хэппенинг, чтобы запомниться, выйти из толпы. Но этот поступок для него труден, практически немыслим. Человек искусства, юность которого прошла во времена культурной и сексуальной революций, когда любой эксцентрический поступок считался нормой, не может решиться на такой шаг, хотя и жаждет этого.

На наш взгляд, именно в этом противоречии и заключается ирония Зюскинда. Такие слоганы как "чувственность" Sinnlichkeit и "новая чувствительность" Neue Sensibilitat в бытовом плане находили себе параллель в "психоделических миражах", достигавшихся с помощью наркотиков, а в плане литературном — в сосредоточенности на глубинных переживаниях и ощущениях выломившейся из стандартного ряда личности, в описании "внутреннего мира" или "внутреннего мира внешнего мира внутреннего мира" "Die Innenwelt der Aussenwelt der Innenwelt", , как назвал одну из своих книг австриец Петер Хандке Peter Handke, p.

Чувственность при этом не сводилась лишь к эротике, хотя "сексуальная революция" играла большую роль и не замедлила проникнуть в театр, кино, хэппенинги, в литературу.

Чувственная интроспекция, зондирование внутреннего мира вслед за Хандке стало художественной целью целого ряда молодых писателей. Я стремлюсь к тому, чтобы показать мою собственную реальность" — эти слова Хандке можно было бы поставить эпиграфом к роману Рольфа Дитера Бринкмана Rolf Dieter Brinkmann, — "Никто не знает больше" "Keiner weiss mehr", [цит. В этом автобиографическом романе отсутствует обычно присущая жанру хронологическая линия, последовательно излагающая события, имевшие место в жизни героя, она здесь совершенно размыта субъективными ощущениями и переживаниями, полностью заслоняющими реальность.

Проблемы, волнующие главного героя, возникают не в объективированном виде, понятном постороннему лицу, читателю, а в виде недоговоренностей, намеков, промелькнувших мыслей, неясных ощущений, вступающих в причудливые и изменчивые сочетания.

Удивительно, но факт! То, что находилось на Западе и на Юге, было им ближе, чем Восточная Германия, с такими "захолустьями, как Саксония, Тюрингия, Анхальт, Меклен или Бранденбург" [7; ].

Не реальный мир, но его отражение в сознании героя интересует автора, причем отражение, которое в силу сугубо субъективных способов выражения его, в полной мере может расшифровать только сам автор, знакомый с реалиями ассоциативного потока.

Мозг героя беззащитен перед наплывом хаотической реальности с ее беспорядочными смысловыми, световыми, шумовыми, осязательными проявлениями. Неупорядоченность сознания становится у Бринкмана и его коллег самоцелью, универсальным средством писательской реакции на действительность.

Для романов Бринкмана, Винера, Фихте, Хотьевитца характерна натуралистическая тенденция: Только направлен этот фотографический объектив не вовне, как у натуралистов прошлого века, а вовнутрь, обращен к текучему содержимому собственного сознания, лишающегося привычной аморфности лишь при отрицании, обретающего решительность лишь в акте бунта против традиционной культуры.

Мы отобрали десять цитат из его работ:

В пьесе "Контрабас" мы наблюдаем хаотичный внутренний монолог музыканта, обращенный к публике. В своей теоретической книге, сборнике статей "Литература и изменение" "Literatur und Veranderung", Дитер Веллерсхоф пишет о том, что традиционная литература "вырождается в процессе длительного самоцитирования, а ее еще не утратившая способности к критическому сознанию часть превращается в апологетирующую идеологию для группы профессионалов, лишившейся возможностей опытного постижения действительности и занимающейся только самой собой" [цит.

Дитер Веллерсхоф, долгое время выступавший как литературовед и критик, в е годы выступил и как романист. Провозглашенный им и близким к нему западноберлинским поэтом и критиком Вальтером Хёллерером Walter Hollerer, р.

Поэтологические и идейные установки Веллерсхофа нашли отражение в его романах "Прекрасный день" "Ein schoner Tag", и "Граница тени" Die Schattengrenze", Эти книги во многом сходны между собой: Как было уже сказано выше, аутсайдерство, одиночество и доля автобиографизма является отличительной чертой большей части произведений П.

К середине х годов леворадикальное движение в ФРГ улеглось. Для поколения, бунтовавшего в эти годы в литературе, наступило время открытия классики, возвращения к ней. Изданный в г. Резкая переориентация произошла и в самой художественной практике. Хандке в своем произведении "Несчастье без желаний" "Wunschloses Ungliick", дал подлинно художественную, реалистическую картину жизни своей матери и ее поколения и провел точный социальный анализ описанных явлений. Этот пример подействовал на многих.

В году возник реалистический репортаж Г. Ахтернбуша Herbert Achternbusch, p. В предисловии к книге автор пишет: Я никак не стремился отделить мою собственную жизнь от жизни общей. Имеет ли моя жизнь отношение к общему, находит ли общее какие-либо определения через меня — судить об этом я предоставляю вам.

Похожие главы из других книг

Но для этого вам понадобится весь ваш опыт, как вы живете, о чем мечтаете, от чего страдаете, чего желаете себе, о чем вы задумываетесь [. Если вам знакомы минуты, когда ваша работа вам безразлична, когда вы забываете о том, что у вас есть семья, когда вы чувствуете, что религия, к которой вы принадлежите, ничегошеньки вам не говорит, когда вас подмывает что есть мочи расхохотаться над нашим правительством, когда вы находитесь в полном согласии с самим собой, так что вы могли бы взмыть в космос белым пятнышком и, вернувшись на землю, начать совершенно новую жизнь,— если с вами все это бывает, то вы получите удовольствие от этой книги" [цит.

Движение от формализма к реализму стало главенствующим в западногерманской как и вообще западноевропейской литературе х годов. Это движение в сторону реализма сопряжено с накоплением жизненного опыта, глубокими раздумьями над историческими событиями современности. Литература встает на путь реалистических обобщений.

Если раньше, в период подъема движения "новых левых", в цене были любые экстравагантные изъявления глубин собственного "я", мало считавшегося с объективным миром и с "мы", то теперь главенствует другой тон: На рубеже - ых выступают такие авторы как Б. Надольны, предпочитающие свободную пародийную игру и творение фикциональных миров художественному анализу проблем современной действительности. Именно в ые годы стало возможным говорить о постмодернизме в немецкой литературе как массовом явлении" [36; 17].

Патрик Зюскинд

Таким образом, с большой долей уверенности можно говорить о том, что изменения, происходившие в социально-политической и культурной жизни ФРГ, а также личное окружение повлияли на становление П.

Зюскинда — писателя и синтезировались в его творчестве. Творчество Патрика Зюскинда нашло исследователей в разных странах. Наибольший интерес вызывает роман "Парфюмер. Внимание авторов работ и статей о нем сосредоточено, прежде всего, на вопросе о месте романа в современном литературном процессе, о жанре романа.

Интерес исследователей Германии к малой прозе и драматургии П. Зюскинда обусловлен его интерпретацией проблемы современного человека среди них: В России творчество писателя Патрика Зюскинда на сегодняшний день исследовано в следующих работах.

Гладил ина "Гофманиана в немецком постмодернистском романе" Москва, рассматривает влияние Гофмана на роман П. Гладил ина, "во многом объясняется тем, что при кажущейся простоте фабулы и отсутствии формальных изощрений он "многослоен", "поликодирован", адресован нескольким уровням читательского восприятия.

В приложении к диссертации дается хронологическая таблица "гипотекстов", использованных в "гипертексте" Зюскинда.

Удивительно, но факт! Уэллс , сатирический Г.

Пестерев в докторской диссертации "Модификация романной формы в прозе Запада II половины XX столетия" Волгоград, рассматривает "двуприродность развернутой романной метафоры в "Парфюмере" П. Зюскинда" Часть 1, Глава 4.

Купить книгу Завещание мэтра Мюссара, Патрик Зюскинд

Райнеке в диссертации "Исторический роман постмодернизма и традиции жанра Великобритания, Германия, Австрия " Москва, трактует роман "Парфюмер" как "программное" произведение постмодернизма и историографический роман.

К исследованию произведений Патрика Зюскинда обращались такие литературоведы, как А. Ботникова "Наследие романтизма и современность", , A. Фролов "Роман постмодернизма в Германии", , И. Черненко "Библейские мотивы в романе П.

И эта книга не исключение. В целом повесть небольшая, но на мой взгляд всё-таки слегка затянутая. Это повесть о том, как одно маленькое, несущественное происшествие может покачнуть устоявшуюся жизнь взрослого и довольного собой и миром человека. Пожалуй, с подобным сталкивался каждый из нас - кого к примеру не заливали соседи?

Или кто не видела на дороге сбитое животное или птицу? А может какой-нибудь пьяный заснул в общественном месте? И вроде бы в остальном всё прекрасно, но настроение портится. Здесь же всё преподнесено в каком-то гипертрофированном виде. Читать в этом случае конечно же интереснее, так как здесь попахивает клиникой и на этом фоне читатель безусловно выигрывает.

Но что-то есть отталкивающее в этом произведении. И конечно нельзя сбрасывать со счетов излишние подробности физиологии, которыми так любит пользоваться Зюскинд.

В общем, повесть не вызвала особых восторгов. А вот рассказы, как раз наоборот. Рассказ о том, как критика может довести до ручки. И вроде бы это тоже кажется гипертрофированным, особенно с таким концом, да только вот такие случаи действительно имели место быть в писательской практике. И это уже по-настоящему грустно. После этого рассказа сразу захотелось с кем-нибудь сыграть в шахматы. И дело даже не в том, как описана игра, мне здесь больше всего понравились сами соперники и опять же психологизм ситуации.

Читать этот рассказ было мучительно и трудно, как жевать известь или ракушки. Ну об этом и речь. Поэтому если пренебречь сюжетом, можно сказать, что Зюскинд мастер слова. А вот это настоящий апогей сборника. Очерк, который хочется читать вслух всем, кто любит читать и не важно страдает он этим синдромом или нет.

Мне кажется все мы чуть-чуть этим страдаем и чем больше читаем, тем сильнее синдром. Три истории и одно наблюдение 5 5 Охохох Ведь обещала одному хорошему человеку Наташа, привет! Коротенькая повесть, а сколько в нём эмоций, мыслей и чувств уместилось!

У меня дух захватывало в некоторые моменты. Монолог этот весьма эмоционален. Это просто лавина страха, гнева, негодования, беспомощности.

Поразительно, какие душевные раны, старые и актуальные но до поры до времени спящие страхи может разбередить в человеке совершенно незначительное происшествие или предмет Один несчастный, безобидный голубь становится для Йонатана импульсом, запустившим цепь приступов паники и ярости. Они нарастают, как снежный ком, давят, душат его. И вот уже каждая мелочь раздувается из мухи в слона.

Любая нелепица и незначительность предвещает полный крах, конец его благополучию, его жизни. Всё это доводит его до грани А в начале был голубь. Примечательно, что большинство корифеев драмы занимались и разработкой ее теории; они экспериментировали, вели активный поиск в различных областях театральной деятельности, включая актерскую игру и режиссуру. Литературные и сценические открытия Г.

Стриндберга и других художников по сей день широко используются театрами мира. Существенной чертой литературного развития стало взаимодействие литератур, усвоение ими инонационального опыта. Исключительно важной в этом плане была роль русской литературы Л. Не являясь по своей природе декадентским, неоромантизм, однако, тоже противостоит реализму.

Он не только генетически и типологически восходит к романтизму, но и непосредственно с ним связан, развивая это направление как в проблемно-тематическом, так и в изобразительно-стилевом планах. Неприятие действительности; сильная личность, часто одинокая, руководствующаяся в своей деятельности альтруистическими идеалами; острота этической проблематики; максимализм и романтизация чувства, страсти; напряженность фабульных ситуаций; приоритет экспрессивного начала над описательным, эмоционального — над рациональным; активное обращение к событиям прошлого, легендам и преданиям, фантастике, гротеску, экзотике, культивирование авантюрно-приключенческих и детективных сюжетов — характерные черты неоромантизма, достигшего кульминации развития в е годы XIX в.

При этом многое отличало неоромантизм от романтизма; например, гораздо чаще писатели-неоромантики помещают своих героев не в условно-выдуманную среду как часто делали романтики , а в почти или совершенно реальную. Персонажи неоромантиков — чаще всего не титаны и не сказочно-мифические существа, они порождены конкретной реальностью, но при этом щедро наделены силой духа, неукротимостью чувств и высокими устремлениями.

Их борьба приобретает не столько метафизически-мировой, сколько конкретно-социальный, общественно-политический характер.



Читайте также:

  • Закон о наследуемом имуществе
  • Выплата алиментов на руки
  • Кража чужого имущества статья уголовного кодекса
  • Составить соглашение о разделе наследственного имущества